Jeudi 3 mai 4 03 /05 /Mai 22:24
image







В нашей базе данных кое-какая часть информации о павших или же пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, участвовавших в боевых поступках при обороне, прорыве и снятии блокады Ленинграда. The requested page could not be found. По данным архивных материалов всего на Ленинградском, Волховском фронтах и Балтийском военно-морском флоте были убиты в бою, умерли от ран и пропали без вести наиболее 3500 уроженцев Чувашии. Из них захоронены на всевозможных кладбищах и в братских могилах Ленинграда в пределах 570 человек, нет никаких сомнений в том числе, на Пискаревском погост - 224 человека. Остальные захоронены на землях Ленинградской, Новгородской и Псковской областях. В целом же, подобно тому, каким образом полноты перечня имен в масштабах СССР нереально достичь без межгосударственной программы увековечения памяти жертв советского террора, в такой степени и в отношении репрессий, происходивших на земли Российской Федерации, нельзя достигнуть сколько-нибудь видимой полноты списка без создания широкой государственной или, лучше, государственно-общественной программы увековечения памяти жертв, включающей в себя скоординированную подготовку и выпуск региональных Книг памяти.

Лагерь военнопленных Цайтхайн относился к количеству тех лагерей на земли Германии, на кладбищах которых похоронено наибольшее количество потерпевших советских граждан. На четырех кладбищах в окрестностях былого лагеря, сообразно неподтвержденным подсчетам, покоятся наиболее 30000 уроженцев былого СССР. Дополнительную информацию об данном лагере Вы найдете на сайте мемориала Эренхайн Цайтхайн.

Данных

Уроженцы Вурнарского, Порецкого, Цивильского, Чебоксарского, Ядринского, Янтиковского районов

сведения о потерпевших административных репрессий, полученные от информационных центров Управлений внутренних дел по всей Российской Федерации сквозь отдел реабилитации ГИАЦ МВД РФ наиболее 750 тыс. свежих имен из 60 субъектов Федерации;

А в Брянской и Волгоградской областях, Дагестане, Карачаево-Черкесии к подготовке Книг памяти пока же и не приступали. Главной причиной небольшой представленности административных репрессий в Книгах памяти считается этот пуск процесса реабилитации по данным делам носит заявительный характер: он не ведется государственными органами в обязательном порядке, а инициируется самими пострадавшими или теми, кто дает их интересы. Соответственно и реабилитация здесь заведомо неполна. Кроме того, когда в случае судебной или квазисудебной репрессии ведущим источником сведений является уголовное дело пострадавшего, то обстановка с теми, кто подвергался административным репрессиям, менее сложней. Свести воедино разнообразные, в большинстве случаев скудные, оказавшиеся в различных ведомственных и государственных архивах, разбросанных по разным регионам, документы, имеющие сведения, например, о высланном крестьянине задача титаническая и практически невыполнимая. Наиболее успешно эта задача, на наш взгляд, решена в Книгах памяти Читинской области и Хабаровского края. Нам могли помочь и предоставляли материалы: П. И. Чепкин (Республика Алтай), М. Х. Куркиева (Ингушетия), Н. И. Лафишева, А. А. Хашева, Э. П. Хапова, С. В. Турчина (Кабардино-Балкария), Л. Б. Шалданова, А. С. Романов (Калмыкия), Ю. А. Дмитриев (Карелия), М. Б. Рогачев, И. В. Сажин (Коми), Ф. П. Сараев (Мордовия), М. В. Черепанов (Татарстан), Н. С. Абдин (Хакасия) Е. П. Дроздовская, Г. В. Ертмакова, А. Е. Краснова, В. Г. Ткаченко (Чувашия), Г. Д. Жданова (Алтайский край), Э. П. Черняк, С. А. Кропачев (Краснодарский край), А. А. Бабий (Красноярский край), Н. А. Шабельникова (Приморский край), М. А. Устинова (Ставропольский край), В. Д. Куликов, А. П. Лавренцов, М. М. Таран (Хабаровский край), Л. М. Журавлев (Амурская область), О. И. Корытова (Архангельск), Ю. С. Смирнов (Астрахань), Ю. Ю. Вейнгольд (Белгород), А. И. Семенов (Владимир), С. Н. Цветков (Вологда), В. И. Битюцкий, К. Б. Николаев (Воронеж), А. Л. Александров (Иркутск), Е. И. Смирнова (Калининград), Н. П. Мониковская, Ю. И. Калиниченко (Калуга), В. И. Шарипова (Тверь), К. Е. Казанцев (Кострома), А. Ф. Васенёв (Курган), А. А. Медведева, В. А. Харламов (Нижний Новгород), Н. А. Ольшанский, Н. Н. Трабер (Великий Новгород), С. А. Красильников, С. А. Папков (Новосибирск), М. А. Сбитнева (Омск), Т. Я. Алфертьева (Пенза), А. М. Калих, А. Б. Суслов (Пермь), И. В. Бельтюкова (Псков), А. Ю. Блинушов, Е. Макаренко (Рязань), А. Г. Косякин, Л. С. Дельцов, А. Д. Никитин, В. М. Селезнев (Саратов), Т. П. Трофимова (Свердловск), В. М. Кириллов (Нижний Тагил), А. А. Забелин, Е. В. Кодин (Смоленск), Н. М. Бородулин, Т. А. Кротова, Г. И. Ходякова (Тамбов), Е. И. Кравцова, И. Г. Дядькин (Тверь), Б. П. Тренин, В. А. Ханевич, Ю. В. Яковлев (Томск), С. Л. Щеглов (Тула), С. А. Хрулев (Ульяновск), С. В. Костина (Миасс Челябинской области), Г. А. Жохова (Ярославль), Б. И. Беленкин, Г. О. Бувина, Н. С. Васильева, Е. М. Великанова, А. Г. Гладышева, Л. А. Головкова, М. В. Грант, В. А. Гринчук, М. И. Губина, А. Э. Гурьянов, Н. Н. Данилова, Л. А. Должанская, Л. С. Еремина, Й. Зигерт, И. В. Ильичев, Г. В. Иорданская, К. Г. Каледа, А. Г. Козлова, В. М. Корендюхина, Г. В. Кузовкин, А. Г. Лурье, Т. В. Львович, А. А. Макаров, В. Г. Макаров, Н. А. Малыхина, Т. В. Мельникова, С. В. Мироненко, К. Н. Морозов, А. П. Ненароков, Л. Г. Новак, И. И. Осипова, И. С. Островская, А. Г. Паповян, Н. М. Перемышленникова, Н. В. Петров, А. З. Рачинский, Г. Н. Селезнева, Т. А. Семенова, Т. Сергеева, А. В. Соколов, А. К. Сорокин, А. С. Степанов, В. А. Тиханова, Н. А. Ушацкая, В. С. Христофоров, С. Н. Цибульская, С. А. Чарный, Е. Л. Чуракова, Г. С. Шведов, В. А. Шенталинский, Л. А. Щербакова (Москва), Н. М. Балацкая, А. В. Кобак, Т. В. Моргачева, А. Я. Разумов, И. А. Флиге (Санкт-Петербург), А. В. Дубовик (Днепропетровск, Украина).

Но, пожалуй, самый весомый из не отданных нами долгов это имена жертв.

В-третьих, в России процесс подготовки и издания региональных Книг памяти остается делом самих регионов. В стране не присутствует государственной программы увековечения памяти потерпевших политических репрессий. Нет практически никакого федерального нормативного акта, предписывающего стряпать и выпускать Книги памяти, не разработана единая методика и совместные критерии отбора. Поэтому в деле подготовки данных книг царит глубокий разнобой. Где-то такие книги готовят и издают районные администрации или же отдельные ведомства, до такой степени или же а то связанные с проблемой реабилитации (региональные комиссии по восстановлению водительских удостоверений жертв, региональные органы ФСБ, прокуратуры и т. д. ), где-то научные и культурно-просветительные организации, где-то газета осуществляется исключительно силами общественности, при минимальной поддержке региональной власти или же решительно без таковой. Из произнесенного ясно, что в деле восстановления памяти о людях, о любом в отдельности, мы все еще в первых числах пути. Главная работа как и прежде впереди. Возврат к странице Заглавная страница.

Благодарим всех архивистов ФСБ России, участвовавших в работе над региональными Книгами памяти, и руководителя архивной службы ФСБ РФ В. С. Христофорова. Не создан в Российской Федерации общенациональный Музей политических репрессий. А в экспозициях региональных историко-краеведческих музеев теме репрессий если и уделено некоторое место, то, как правило, самое незначительное.

Форматы, численность и качество информации в предоставленных нам материалах существенно разнились, что ставило перед нами ответственные технические проблемы. К сожалению вдали не во всех случаях в нашем постановлении была электронная версия Книг памяти или же соответствующая база данных. Значительную доля материала (20 25% ) нам пришлось сканировать. И хотя мы старались наиболее исправить погрешности распознавания, доля промахов скорее всего ускользнула от нашего внимания. Всю собранную информацию, очень разнородную каким образом по составу биографических сведений, так и по форме подачи, нужно было было свести к единой табличной форме, для того чтобы проделать возможной но бы наименьшую поисковую работу. Не всегда нам это в уверенностью мере удалось. Мы заблаговременно приносим основательные извинения за все промахи и несообразности, которые могут встретиться в нашем издании. Надеемся, что позднее нам удастся их устранить. Во-первых, в перечнях отражены каким образом правило репрессии, осуществлявшиеся на земли Российской Федерации (около 90% справок). Данные, полученные нами из Казахстана, содержат в совокупной сложности вокруг 100 тыс. имен, из Белоруссии приблизительно 80 тысяч. Это очень заметная доля от общего числа репрессированных в судебном или квазисудебном порядке в данных республиках. Украина представлена очень фрагментарно: нам посчастливилось получить оттуда всего вокруг 40 тысяч справок (в ведущем из Одесской области и в довольно небольшой степени из Харькова и Мариуполя) цифра, конечно, абсолютно несопоставимая с общим масштабом репрессий на земли Украины. Фрагментарны и сведения по еще 2 республикам: Киргизия возле 12 тыс. справок, Узбекистан вокруг 8 тысяч. К сожалению, в обоих случаях справки эти не слишком информативны. Данные по оставшимся прежним союзным республикам не представлены вовсе.

Уроженцы Комсомольского, Шемуршинского, Шумерлинского, Яльчикского районов По различным подготовительным оценкам, за этап с 1921 по 1985 г. в данную категорию попадает от 5 до 5,5 миллиона человек. На нашем диске данная категория репрессированных представлена более широко их тут около полутора миллионов. На почве ставших дешевыми для научной обработки учетных документов, составленных былым управлением по делам военнопленных германского вермахта, была разработана база данных, которая уже в настоящее время разрешает пролить свет на участи многих тыс. советских людей и которая каждый день расширяется. В 2005 году в Германии вышел двухтомник Цайтхайн. Книга Памяти советских военнопленных , изданный Объединением Саксонские мемориалы и Народным Союзом Германии по уходу за военными могилами. На почве анализа информационной базы в нем первый раз были опубликованы имена более 5000 умерших и похороненых в Цайтхайне советских военнопленных. В 2006 году книжка была переиздана в Республике Беларусь. При данном второй том – списки советских военнопленных, похороненных на кладбищах Цайтхайн – был заменен компактным диском. Одновременно перечни были существенно дополнены за счет информации о судьбах почти 10000 советских военнопленных из сего лагеря. Возможные причины:

Par spildegni
Ecrire un commentaire - Voir les 0 commentaires
Retour à l'accueil

Présentation

Créer un Blog

Recherche

Calendrier

Avril 2014
L M M J V S D
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
<< < > >>
Créer un blog gratuit sur over-blog.com - Contact - C.G.U. - Rémunération en droits d'auteur - Signaler un abus